Квартиры в Зеленограде
Квартиры в Зеленограде
Текущий район: Все районы (сменить)

Личный кабинет

Вход в личный кабинет



[ Восстановление пароля ]


Натяжные потолки

Натяжные потолки в Зеленограде

 


Справочник

Агентства недвижимости

Административные учреждения

Банки

БТИ

Бытовое обслуживание

Бытовая техника

Грузовые перевозки

Жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ)

Земельные участки

Инженерные службы

Инструменты

Капитальное строительство

Нотариус

Окна

Охрана и безопасность

Проектные организации

Прочие компании

Сантехника

Страхование


Статистика
  • Объявлений всего: 4208
  • Объявлений сегодня: 0
  • На модерации: 0
  • Опубликованы: 4208
  • Посетителей сегодня: 450
  • Посетителей всего: 730336
  • Переходов всего: 66395601
  • В блокноте: 0

Рост был быстр, как взрыв

Квартиры в Зеленограде / Рост был быстр, как взрыв

Рост был быстр, как взрыв

«В СССР создан новый город в 20 км от Москвы. Зеленоград похож на американскую «Кремниевую долину» (место в Калифорнии, США, где сосредоточен наиболее крупный и мощный научно-промышленный комплекс в области микроэлектроники, компьютеров и военной техники). Город не обозначен ни на одной советской карте. Это элитарный город, через который не проходят потоки обычного транспорта, имеющий много институтов. Этот город является сердцем советской электронной промышленности и центром научно-исследовательских работ в этой области. Одной из функций Зеленограда является разработка микроэлектронных интегральных схем, аналогичных полученным законным и незаконным путем из американских источников. Специалисты США считают, что СССР, возможно, сэкономил около 100 млрд долларов на научно-исследовательские работы по современным интегральным схемам благодаря такому использованию образцов ИС из США. Это помогло СССР сократить отставание от США до 3 лет, а когда-то американцы шли с опережением в 10 лет».

Defence Elektronics, 1981. V 13. №7. P.34-46

«Каковы бы ни были результаты проведённых исследований советских интегральных схем, они подтверждают мнение о необходимости ограничения передачи американской электронной технологии Советскому Союзу. Приобретение Советским Союзом этой технологии и лучшего современного технологического оборудования наряду с накопленным опытом по созданию схем привело к тому, что в области перспективной электронной техники разрыв между западными странами и Советским Союзом сократился с десяти лет (в 70-е годы) до, вероятно, двух лет».

Defence Elektronics, 1981. V 13. №7. P.34-46

«Запад беспокоит способность СССР идти в ногу с современным уровнем развития интегральных схем. СССР создал целый ряд институтов и заводов, специализирующихся в военной электронике в Зеленограде, городе под Москвой, настолько секретном, что там запрещается пребывание иностранцев, а русским нужно специальное разрешение. Здесь новейшие схемы, заимствованные с Запада, тщательно исследуются, копируются и воспроизводятся. Даже если они и не копируются, то дают возможность русским учёным взглянуть на «ноу-хау» разработок Запада».

Dun`s Business Month. September 1983

«Советская микроэлектронная промышленность способна производить 64К динамические ОЗУ, судя по экспонатам, представленным на ВДНХ... В недавних заявлениях Пентагона указывается, что Советский Союз приобрёл, по крайней мере, достаточно технологического опыта, чтобы изготавливать микропроцессоры типа 8080 и кристаллы 16К ОЗУ.

Московские экспонаты демонстрируют, что советские инженеры достаточно компетентны, чтобы освоить любую из основных технологий изготовления ИС: И2Л, ЭСЛ, n-МОП, но нигде не упоминается, находятся ли эти изделия в массовом производстве или нет».

Elektronics Weekly, 1984, march 28. P.1, 6

Борис Васильевич БУНКИН,
научный руководитель ОАО «ЦКБ «Алмаз»,
генеральный конструктор управляемого ракетного оружия,
академик РАН, доктор технических наук, профессор,
лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и России,
дважды Герой Социалистического Труда

Многоканальный зенитно-ракетный комплекс С-300 был создан в 1978 году. Он явился развитием ранее созданных комплексов, первый из которых, С-25, был поставлен на вооружение в 1955 году.

Высокие характеристики зенитно-ракетных систем подтверждены в условиях боевых действий. Во Вьетнаме системой С-75 уничтожено более 4000 самолетов ВВС США, в мае 1960 года этой системой над Уралом сбит высотный самолёт-шпион У-2. Во время арабо-израильского конфликта системами С-75 и С-125 были поражены десятки самолётов «Фантом». Созданные в ЦКБ «Алмаз» зенитно-ракетные комплексы поставляются и эксплуатируются в десятках стран мира.

Одновременно велись разработки систем «воздух – воздух», «воздух – поверхность», «корабль – корабль», «земля – корабль» и «танк – танк».

Новым направлением в зенитных ракетных системах, способных поражать любые цели от высоты полёта 10–25 м до 30 км на дальности до 220 км твердотопливной одноступенчатой ракетой, явилось семейство С-300П. Эта система была создана для защиты от массированного воздушного нападения в условиях применения беспилотных средств и высокоточного оружия, интенсивных радиопомех, высоких скоростей и манёвренности. Она создана на качественно новом техническом уровне с использованием достижений в области ракетной техники, микроэлектроники, вычислительной техники.

Задача разработки системы С-300 нам была поставлена в середине 1960-х годов. В 1968 году мы приняли решение делать этот комплекс на интегральных схемах для выполнения высоких тактико-технических параметров. Задача была поставлена на уровне наших высших руководителей так: «С-300 – система крупная, многофункциональная, много задач решает; поэтому давайте не разбрасываться. Необходимые для С-300 интегральные схемы будут нужны всем. Разработку поручим Зеленограду. Зеленоград на этом вырастет комплексно».

Основным предприятием, с кем нам пришлось работать, был НИИМЭ, возглавляемый в то время К. А. Валиевым. В 1969 году мы выдали технические задания на все необходимые интегральные схемы для устройств и узлов системы. Было много проблем. Мы задали огромную номенклатуру. Это были самые массовые микросхемы – серий 133, 136, 130. Были также и некоторые другие, очень важные для построения вычислительных машин, например усилители управления магнитной памятью «Ишим». Всё было поручено институту К. А. Валиева, всё было задано и расставлено по срокам.

Наши разработчики проводили много времени с разработчиками микросхем вместе. В НИИМЭ что-то получилось, но что-то не получалось, и их специалисты спрашивали: «А вот так сойдёт?» Наши ездили и говорили: «Вот так сойдёт. Давайте вот это застолбим! Потому что без этого мы дальше не двинемся никуда». То есть было взаимопонимание разработчиков-заказчиков и разработчиков микросхем. Я считаю, что это был самый правильный путь, потому что мы таким образом вместе быстро продвигались, достигая нужных результатов.

Во всяком системном вопросе мы всегда понимаем, что если у меня не получается что-то в одном каком-то устройстве, например в антенном элементе фазированной решетки, то я могу компенсировать это в другом устройстве за счёт того, что подниму, например, чувствительность приёмника. Надо, главное, систему сделать. А всё то, что задумано, что мы задавали раньше, НИИМЭ наконец осваивал. И это позволяло нам делать модернизацию и улучшать характеристики системы. Так что подход был системный, работали вместе. Много было трудностей. Ну, они часто свои трудности от нас скрывали, но говорили: «Мы сделаем, сделаем...» Сроки переносили, переносили, но в конце концов делали. Я считаю, из-за того, что вместе работали, только благодаря этому и была создана система С-300.

По сути дела, разрабатывая всё, что нужно для одной системы, мы практически разработали всё, что нужно для поднятия всего уровня электронной промышленности. После этого, может быть, появлялись новые дополнительные требования. Для космоса, например, появилось требование очень малых токов. Это было важно, нужно, но количество микросхем там было небольшим и не было таких крупных серий, как это было для нас. А мы серии заказывали сразу очень большие, потому что нам была поставлена задача перевооружить наши старые системы – 75, 125 – и заменить их новыми системами за 3–4 года. У меня остались самые хорошие впечатления от такой тесной, хорошей работы, от личного сотрудничества с К. А. Валиевым.

Александр Анатольевич ВАСЕНКОВ,
главный инженер Научного Центра в 1970-х гг.,
лауреат Государственных премий,
главный инженер Научного центра (1971-1981 гг.)

 

 

  КАК НАЧАТЬ С НУЛЯ И ВЫЙТИ НА БИС
Первый этап развития Научного Центра (1962-1973 гг.)

 

Микроэлектронике непосредственно предшествовала полупроводниковая электроника, развивавшаяся на принципиально новых научных основах. Если раньше использовались физические процессы в вакууме (электронные лампы), то теперь – в твёрдом теле. Твердотельные изделия имели много преимуществ.

Использование для электроники совершенно новых физических принципов повлекло за собой развитие новых технологических направлений, поставило крайне жёсткие требования к чистоте и однородности материалов, к точности работы технологического и измерительного оборудования.

Промышленный выпуск п/п приборов (диодов и транзисторов) в СССР можно начать исчислять с 1957 года, когда было выпущено 24 млн приборов, в том числе 2,7 млн транзисторов, против 28 млн транзисторов, выпущенных в США.

В конце 1959 года появилось первое сообщение из США о создании в одном кристалле кремния нескольких транзисторов и резисторов. В это время в нашей стране было принято решение о выделении из состава Госкомитета по радиоэлектронике (ГКРЭ) части предприятий, которая занималась электронными компонентами – п/п приборами, резисторами, конденсаторами, разъёмами, электровакуумными приборами и т.д., и организации Госкомитета по электронной технике (ГКЭТ), руководителем которого был назначен А. И. Шокин.

К началу 60-х годов п/п промышленность располагала двумя НИИ, несколькими КБ и серийными заводами. Этого было крайне мало. Необходимо было ставить перед правительством вопрос о кардинальном развитии отрасли, и прежде всего о развитии микроэлектроники. И А. И. Шокин активно инициировал выход подготовленного под его руководством творческим коллективом единомышленников Постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 8.8.1962 года о развитии микроэлектроники, в соответствии с которым уже в 1962 году под Москвой, в будущем Зеленограде, началось строительство комплекса предприятий электронной отрасли – Научного Центра микроэлектроники.

В состав Научного Центра входили 5 НИИ и 3 опытных завода. Это Постановление окончательно определило судьбу города-спутника Москвы через размещение в нём новой градообразующей отрасли.

В второй половине 1962 года на временных площадях были созданы НИИ точного машиностроения (дир. Е. X. Иванов) и НИИ микроприборов (дир. И. Н. Букреев). В мае 1963 года в НИИТМ были созданы первые образцы вакуумного напылительного оборудования. В июне 1963 года был организован НИИ точной технологии (дир. В. С. Сергеев), НИИ материаловедения (дир. А. Ю. Малинин), КБ высокоинтенсивных источников света (КБ ИВИС, дир. И. С. Маршак).

Постановлением СМ СССР от 29.1.1963 года доктор технических наук Ф. В. Лукин был назначен зампредседателя ГКЭТ. Приказом А. И. Шокина от 8.2.1963 г. он назначается директором строящегося НЦ. Ф. В. Лукин активно включился в создание нового комплекса предприятий ГКЭТ, на которые была возложена громадная задача – создать научно-технические и промышленные основы микроэлектроники в СССР. Опытный директор, учёный, создавший несколько крупных радиоэлектронных систем, понимал комплексность поставленной задачи.

28 декабря 1963 года А. И. Шокин подписал приказ об организации Дирекции Научного Центра (ДНЦ).

В 1964 году в новом городе создали ещё несколько НИИ, в том числе НИИ молекулярной электроники (дир. д.ф.-м.н. К. А. Валиев), НИИ физических проблем (дир. д.ф.-м.н. В. И. Стафеев). К концу 1964 года был введён в строй первый завод – «Элион» при НИИТМ.

Учитывая всё возрастающую роль электронных компонентов для обороны страны и народного хозяйства, в начале 1965 года ГКЭТ был преобразован в Министерство электронной промышленности (МЭП), министром назначен А. И. Шокин.

В 1965 году на предприятиях НЦ уже работало несколько тысяч человек.

В 1966 году на базе предприятий НЦ было создано научно-техническое объединение (НТО), включающее 6 НИИ, 5 заводов при НИИ, вычислительный центр и ДНЦ.

К 1970 году разработкой и производством интегральных схем в стране занимались около 20 предприятий: НИИ, КБ, опытные и серийные заводы.


Предприятия решали очень сложные задачи. Параллельно разрабатывалось много различных технологий, росла концентрация электронных элементов на одной подложке. НИИМЭ и завод «Микрон» в 1968 году ещё работали на пластинах диаметром 25–30 мм, в 1969-1970 гг. – на 40 мм. Технологически минимальные размеры в 1968 году были 8–10 мкм, в 1970 году – 3-5 мкм.

В конце пятилетки для подведения итогов работы руководство МЭП по рекомендации оборонного отдела ЦК КПСС (И. Д. Сербин) и Военно-промышленной комиссии при СМ СССР (Д. Ф. Устинов) назначили комиссию по оценке деятельности предприятий Научного Центра. Оценка была положительной, но указывалось на недостаточность координации разработок ИС в отрасли, в ряде случаев дублирование, технологическую разобщённость предприятий, отсутствие единой технической политики в работе с заказчиками – аппаратуростроителями. Последовало объединение 9-го Главка МЭП, которому подчинялся НЦ, с 2-м Главком, которому были подчинены практически все НИИ, КБ и заводы п/п промышленности. Произошла концентрация всей микроэлектроники и п/п промышленности страны в рамках одного Главка МЭП.

В октябре 1970 года директором НЦ был назначен опытный разработчик аппаратуры, гл. инженер КБ-1 к.т.н. генерал-майор А. В. Пивоваров.

К началу 1971 года общая численность работающих в науке и производстве НЦ составляла 12,8 тыс. человек.

Однако назревала необходимость дальнейшего совершенствования как технологий, так и специализации предприятий.

ДНЦ вела большую аналитическую работу. Изучались тенденции развития микроэлектроники в мире, и особенно в США, Японии, Западной Европе, где вкладывались огромные средства в развитие микроэлектроники и где понимали, что именно она является ключом к прогрессу в экономическом развитии.

 

На переднем плане, слева направо: А.И. Шокин, В.П. Демин, А.Н. Косыгин, В.С. Сергеев

 
Несмотря на жестокую конкурентную борьбу, между развитыми странами широко практиковалась продажа лицензий, патентов, имелась возможность оперативно закупать документацию на технологические процессы, новейшее оборудование, материалы и т.д. Но отечественная п/п промышленность была полностью лишена такой возможности из-за жёсткого эмбарго со стороны развитых стран, и прежде всего США, которые создали специальный международный комитет (КОКОМ), контролировавший все научно-технические и торгово-экономические взаимоотношения с СССР. КОКОМ разработал положение и огромный свод правил, по которым Советскому Союзу нельзя было продавать не только передовые технологии и изделия, принадлежащие к области любой высокой технологии, и в первую очередь к микроэлектронике и вычислительной технике, но и технологическое и измерительное оборудование, материалы, прецизионные станки и т.д. Электронной отрасли СССР пришлось самостоятельно проводить все разработки ИС, технологии, оборудования, материалов.

К началу 70-х годов, за неполных два десятилетия развития, микроэлектроника перешла к этапу создания больших интегральных схем – БИС, содержащих более 1000 элементов на одном кристалле. Она стала основной базой всех радиотехнических систем в стране. Ещё в апреле 1965 года Минрадиопром, а затем и ряд других министерств издали приказы, в которых говорилось об обязательном применении ИС во всех новых разработках. Число заявок на разработку разнообразных ИС из года в год стало резко увеличиваться.

Прогресс в микроэлектронике изменил облик радиоэлектронной аппаратуры, резко уменьшились габариты и вес, возросли тактико-технические параметры. Эти успехи предприятий г. Зеленограда были отмечены правительственными наградами: 18.1.1971 года Научный Центр был награждён орденом Ленина, в 1969–1975 гг. коллективам разработчиков НИИТТ, НИИТМ, НИИМЭ были присуждены Государственные премии СССР.

 

ЭТО ВРЕМЯ НЕ БЫЛО ЗАСТОЕМ
Второй этап равзития Научного Центра (1974 - 1990 гг.)

Новый виток развития микроэлектроники обозначился в конце 1973 года, когда были созданы первые микропроцессоры. Они представляли из себя большие интегральные схемы (БИС), выполнявшие функции вычислительных устройств.

В 1974 году при ДНЦ была создана рабочая группа ведущих зеленоградских специалистов (рук. А. А. Васенков), которая приступила к подготовке технических заданий на разработку микропроцессоров на предприятиях Научного Центра.

В сентябре 1975 года в пионерлагере «Гайдаровец» (построенном НИИТТ и заводом «Ангстрем») была проведена первая в СССР межотраслевая конференция по микропроцессорам, а в конце 1975 года министры МЭП и МРП А. И. Шокин и П. С. Плешаков подписали совместный приказ о разработке и применении микропроцессоров.

С 1976 года началось интенсивное использование микропроцессоров и других сложных ИС в разработках ракетно-космической и оборонной техники. Без них не могли обойтись уже ни спутники «Космос», ни С-300 – система ПВО, ни самолёты Туполева, Микояна, Сухого, Яковлева, ни ВМФ, ни РЛС. Это были уже не универсальные схемные решения, а аппаратно-ориентированные.

Однако мощности Научного Центра не могли удовлетворить растущих потребностей. Ещё в 1971 году в НЦ поступило около 1000 заявок на разработку новых ИС, а возможности по созданию новых изделий не превышали 20% от числа заказов.

Разрешение тупиковой ситуации проходило по нескольким направлениям. Одно из них – выстраивание параметрических рядов разрабатываемых микросхем, что дисциплинировало разработчиков аппаратуры. А с другой стороны, были приняты меры по укрупнению производства. В июле 1976 года НЦ был преобразован в мощное НПО «Научный Центр», в которое вошли 8 НИИ, 7 ОКБ, 9 опытных заводов, 8 серийных заводов, 4 филиала заводов и вспомогательные предприятия – автобаза, РСУ и др. В объединении работало 80 тысяч человек, половина из них в Зеленограде. Генеральным директором был назначен директор НИИМВ, д.т.н., профессор, член-корреспондент АН СССР А. Ю. Малинин.

Время ставило новые и новые задачи.

В сентябре 1977 года в Научном Центре прошло межотраслевое совещание по обсуждению вопросов по разработке и применению микропроцессоров. Состояние разработки и производства вычислительной техники и использования её в управлении производством, технологиями, в обучении и проектировании требовало принятия новых мер. Эта проблема также обсуждалась на организованном ЦК КПСС в ИТМиВТ Минрадиопрома совещании, в котором участвовали секретарь ЦК КПСС Я. П. Рябов, руководители ВПК, министры, начальники главков, директора крупных предприятий, ведущие разработчики.

С докладами выступали генеральные конструкторы: системы «Эльбрус» (Г. Г. Рябов), ЕС ЭВМ (В. В. Пржиялковский), СМ ЭВМ (Б. Н. Наумов), от Научного Центра – А. А. Васенков. Было отмечено, что работы сдерживаются из-за слабой инфраструктуры, малых мощностей науки и промышленности, привлечённых к этой работе. Говорилось о необходимости концентрации сил в Зеленограде.

К концу 1977 года Научным Центром были подготовлены предложения о мерах по производству сверхбольших интегральных схем (СБИС) как в МЭП, так и в других министерствах.

Предлагалось построить в Зеленограде в 1975–1985 гг. ряд НИИ, ОКБ и заводов, реконструировать действующие предприятия, расширить социальное строительство. Практически это были предложения по будущему Центру информатики и электроники (ЦИЭ).

Тогда эти предложения были отклонены, в основном по настоянию руководства Москвы из-за приближающейся Олимпиады-80. И время было упущено. Именно в 1978–1980 годах зеленоградская микроэлектроника была очень близка к уровню СШАПо основным направлениям разработок отставание было 0,5–1,5 года. Массовое производство отставало больше.

Нагрузка на предприятия НПО «Научный Центр» была огромная. Они не только отвечали за важнейшие направления развития микроэлектроники, но и были донорами для своих подшефных КБ и заводов, передавали оборудование, изготавливали оснастку, проводили установочные партии, обучали сотрудников предприятия.

А. Ю. Малинин как директор НПО «Научный Центр», член коллегии МЭП, ответственный за всё, что происходило в объединении, постоянно был в напряжении, отрицательных эмоций было очень много, и здоровье его подвело. Через год А. Ю. Малинина не стало.


Однако жизнь продолжалась. Интенсивность работы возрастала. Исполняющим обязанности генерального директора объединения был назначен А. А. Васенков. Вскоре появились первые образцы однокристального микропроцессора и одноплатной микроЭВМ на его базе (НИИТТ). Начали изготавливать БИС на пластинах диаметром 125 мм, готовились к 150 мм. Была создана рабочая группа по развитию микроэлектроники и вычислительной техники в странах СЭВ. Осенью 1980 года в Таллине прошла большая конференция по развитию вычислительной техники и систем автоматизации для необоронных отраслей промышленности. Наконец для них были открыты новые возможности по использованию микроэлектроники и вычислительной техники.      

Появилась надежда, что при взятых темпах развития скоро появятся зримые результаты во многих отраслях промышленности. Этому способствовала сформулированная в 1977 году стратегия развития НПО в виде трёхуровневой структуры: головные НИИ и заводы Зеленограда (НИИМЭ и завод «Микрон», НИИТТ и завод «Ангстрем») разрабатывают новейшие технологии и изделия предельной сложности. Освоенная продукция переходит на базовые заводы – «Экситон», «Вента», «Мезон», которые обеспечивают освоение серийного производства на подшефных заводах.                          

 


Разработки НИИМЭ двинулись на юг и северо-запад, разработки НИИТТ – в Павловский Посад и Кировобад (теперь Гянджа). Оборудование и разработки НИИТМ осваивались вне НПО, на предприятиях 6-го ГУ МЭП – в Калининграде, Луганске, Саратове. Коллективы предприятий Зеленограда не подозревали, что потом это время назовут «застоем».

На заводе «Ангстрем» и в НИИТТ шла переориентация разработок и производства с гибридной технологии на монолитную. СБИС ДОЗУ 4 Кбит (20 000 транзисторов на одном кристалле), затем 16К, выпускаемые на заводе «Ангстрем», привели к ликвидации ферритовых ЗУ в аппаратуре.

На заводе «Микрон» под руководством замдиректора по качеству Ю. Н. Дьякова осваивались ИС и БИС нового уровня надёжности.

Стремительный рост объёмов производства ИС, повышение степени их интеграции обострили проблему качества и количества кремниевых пластин, выпускаемых на заводе «Элма». В 1979 году директором завода «Элма» назначается Ю. Н. Дьяков, который в кратчайшие сроки организовал производство пластин по техническим условиям, разработанным технологами «Элмы», «Ангстрема», «Микрона». Выход годных пластин и изделий заметно выросли.

Несмотря на высокие темпы роста объёмов производства, продукции, выпускаемой НПО, не хватало.

Ещё с 1971 года вошло в практику формирование в НПО «Научный Центр» плана НИОКР и производства изделий микроэлектроники по всем НИИ и заводам МЭП на следующий год. Обработка информации велась на вычислительном центре НПО.

В 1976 году в НПО начались работы по разработке микроэлектронной аппаратуры как народно-хозяйственного, так и специального назначения. К 1981 году микроЭВМ «Электроника НЦ» были применены в системе числового программного управления станками, системе управления полётами, связной аппаратуре.

Однако появились разногласия между разработчиками станков с ЧПУ и специалистами НИИТТ. Они могли быть сняты только организацией производства качественно нового уровня. Поэтому принимается решение о создании заводов «Квант» и «Элакс». Одновременно шло формирование головного научного коллектива по микроэлектронной аппаратуре – НИИ НЦ, куда в 1984 году вошли подразделения-разработчики из НИИТТ, НИИМВ, НИИМП.

В 1985 году министр электронной промышленности А. И. Шокин уходит на пенсию.

Министром назначается его первый заместитель В. Г. Колесников. Его хорошо знала вся отрасль. На протяжении многих лет он практически еженедельно бывал на предприятиях Зеленограда.

НПО «Научный Центр» свою задачу выполнило. 300 тысяч УК-НЦ (учебных комплексов) было поставлено в школы, 200 тысяч ДВК (диалоговых) продлили жизнь производственным системам, построенным на мини-ЭВМ СМ-3, СМ-4, Электроника-60, –125, –79, которые использовались также во многих учебных заведениях.

Массовый выпуск компьютеров освоили заводы «Квант», «Экситон», СЭМЗ. Завод «Элакс» обеспечивал их накопителями на гибких магнитных дисках, а узлы и блоки (мониторы, блоки питания, клавиатуру, корпусные детали) поставляли более 10 заводов МЭП. Минрадиопром для решения аналогичной задачи начал строить гигантский завод в Кишинёве. Темпы компьютеризации были очень высокими, но явно недостаточными для такой огромной страны, как СССР.

В таком состоянии застала созданную отрасль «перестройка».

В 1987 году генеральным директором объединения становится Ю. Н. Дьяков. НПО «Научный Центр» было назначено головным исполнителем постановления Правительства по выпуску к 1990 году 500 тысяч персональных и школьных ЭВМ. Ещё столько же должен был выпустить Минрадиопром, 90% комплектации для которых также выпускали предприятия объединения.

 

Юлий Сергеевич ФЕДОРЕНКО,
секретарь Совета директоров АООТ «НИИМЭ и завод «Микрон», лауреат Государственной премии

 

 

О приезде президента США Ричарда Никсона в Москву в мае 1972 года все знали из средств массовой информации. Секретом это не было, а вот то, что в программу пребывания включено посещение Зеленограда и его предприятий, мы под большим секретом узнали от министра А. И. Шокина где-то в начале марта.

Программа приёма была предельно простой, но насыщенной: краткая обзорная лекция и посещение выставки достижений отечественной микроэлектроники в Научном Центре, производственного цеха на заводе «Ангстрем», Центра машинного проектирования в НИИМЭ, МИЭТа.

Через пару дней на дыбы была поставлена вся центральная часть города, по которой должны были проследовать гости: Московский и Центральный проспекты, прилегающие к НЦ, «Ангстрему», МИЭТу и НИИМЭ территории и подъездные пути к ним. Грохот машин и механизмов не смолкал круглые сутки. Переукладывались дорожные покрытия. Появились агрегаты иностранного образца, которые отливали бордюр непрерывной профильной лентой. Такие машины я видел впервые, потом они исчезли и никогда больше в нашем городе не появлялись. Многие кустарниковые насаждения, которые и сегодня украшают наш город, появились именно в те дни. Пустыри облагораживались, засеивались газонной травой, обрамлялись кустарником и деревьями. Непрерывно работали поливочные машины. Наиболее крупной операцией в масштабах города был снос деревни Ржавки, которая пролегала вдоль Ленинградского шоссе и отделяла от него город. Жителей деревни срочно переселяли в городские квартиры, за эвакуаторами шли бульдозеры, которые сносили деревню, за ними шли озеленители, которые сажали деревья и кустарник для будущего парка. Странно выглядело множество молоденьких деревьев на привязи к одинаковым столбикам. Часть деревьев потом прижилась, но со временем интерес к этому был потерян и парк так и не получился. Правая же сторона на выезде из Зеленограда теперь пестрит лоскутным одеялом из самодеятельных огородов горожан со всем их хламом и обрывками полиэтиленовой плёнки.

Прежде чем писать эти строки, я задал вопрос многим «микроновским» старожилам: знают ли они историю происхождения дороги от нашего административного корпуса к автокомбинату. Внятного ответа не последовало, многие сошлись на том, что дорога есть дорога, всегда была и определённого названия ей нет. Меня это удивило, так как строили её в пределах памяти многих.

История такова. К марту 1972 года этой дороги не существовало вообще, был сплошной газон, частично заставленный домиками строителей около будущего АПК, ездили к «Микрону» со стороны проезда от «лесной» проходной, как сейчас. Провозить высоких гостей на «Микрон» через задворки власти сочли недостойным и решили проложить новую прямую дорогу. Техники натащили видимо-невидимо, строительные вагончики, конечно, увезли. Дорога была сооружена по всем правилам за несколько дней, и в быту ей дали название «проспект Р. Никсона». Это название употреблялось несколько лет, а потом его стали забывать.

Из выбранных для посещения учреждений труднее всего пришлось НИИМЭ. Дело в том, что руководству очень хотелось показать Центр проектирования – в НИИМЭ он был тогда самым мощным и современным в отрасли, и показ его планировался как гвоздь программы, но было одно большое «но». Сложность заключалась в том, что наш Центр был разбросан по второму этажу в здании НИИ и внешне не впечатлял, подходы к нему тоже не радовали глаз. Изменить программу посещения уже было нельзя – она была согласована с ЦК КПСС.

Вариантов не было. Министр принял решение: перевозить Центр проектирования на 2-й этаж 3-й секции завода. Основу комплекса составляла вычислительная машина БЭСМ-4 со всей её огромной периферией и коммуникациями; всё это нужно было не только перевезти и смонтировать, но и задействовать очень спешно.

Предстояло разработать планировки размещения оборудования, проект прокладки коммуникаций, проект энергообеспечения, достать километры дефицитной кабельной продукции различных типов, достать тонны алюминиевого сплава и разместить заказы на отливку деталей фальшпола, на изготовление раздвижных опор для выравнивания плит фальшпола, разработать чёткие графики демонтажа, перевозки, монтажа, подключения и запуска оборудования, организовать круглосуточную работу бригад по всем видам работ. Возникало множество мелочей, которых невозможно было предусмотреть в графиках, но которые часто обращались в очередную проблему и тормозили движение.

Напряжение было огромным – считалось, что мы решаем задачу государственной важности. К. А. Валиев не уходил с работы до позднего вечера, состав руководства НИИМЭ перешёл в режим круглосуточных дежурств, на каждое дежурство составлялся оперативный график работ, за ходом выполнения которого предстояло проследить и принять меры в случае отклонения. Доставалось всем, но «героем дня» был Г. Г. Казённов, так как перебазировалось его хозяйство.

Нужно отметить огромную роль А. И. Шокина в выполнении этой операции, он ни на минуту не выпускал происходящее из своего поля зрения, доставал фонды на дефицитные материалы и оборудование для доукомплектования системы, лично связывался с заводами-изготовителями и договаривался о сроках, подключал к решению каких-то задач своих заместителей, почти ежедневно бывал в Зеленограде и на «Микроне», что-то уточнял и ставил новые задачи (правда, нервотрепки он тоже добавлял).

Постепенно всё становилось на свои места. Начала вырисовываться картина нашего обновлённого Центра проектирования. На выставке в НЦ завершали монтаж экспонатов. Город засверкал обновлённостью. Подкрашенные магазины наполнялись товарами. Жителям деревень вдоль Ленинградского шоссе от Москвы до Зеленограда бесплатно выдавали штакетник и краску для приведения в порядок заборов.

Но напряжение не спадало, даже наоборот. Приказы вышестоящих организаций появлялись почти каждый день, все они начинались со слов: «по производственной необходимости», но в них ни слова не было о предстоящем визите. Одним из последних приказов с 23 по 26 мая 1972 года Зеленоград переводился на особое положение – на предприятиях менялся распорядок дня, перемещение людей по предприятию ограничивалось определённым временем, запрещался приём командированных даже из зеленоградских предприятий, запрещался проход на предприятие по временным пропускам.

Вернуться назад

Навигация

arrowКвартиры в Зеленограде
arrowРегистрация
arrowДобавить объявление

arrowДома Зеленограда
arrowНовости Зеленограда
arrowИстория Зеленограда
arrowПрогулка по городу
arrowКарта Зеленограда

arrowИдеи для ремонта
arrowИнформационный раздел

arrowО проекте
arrowБаннерная реклама


Типография в Зеленограде

Типография Сириус


Облако тегов

XML feeds

 

Лента RSS

Лента RSS

 

К нам приходят по запросам : Квартиры в Зеленограде, недвижимость Зеленограда, Зеленоград недвижимость, снять квартиру в Зеленограде, квартиры в Зеленограде без посредников, снять квартиру в Зеленограде без посредников, куплю квартиру в Зеленограде, купить квартиру в Зеленограде, сдам квартиру в зеленограде, аренда квартир в Зеленограде, продажа квартир в Зеленограде, агентство недвижимости Зеленоград.

Квартиры в Зеленограде, недвижимость Зеленограда, Зеленоград недвижимость, снять квартиру в Зеленограде, квартиры в Зеленограде без посредников, снять квартиру в Зеленограде без посредников, куплю квартиру в Зеленограде, купить квартиру в Зеленограде, сдам квартиру в зеленограде, аренда квартир в Зеленограде, продажа квартир в Зеленограде, агентство недвижимости Зеленоград.

Квартиры в Зеленограде | | Скрипт доски объявлений